История № 8 «Первая сдача экзамена для подтверждения диплома»


Помимо того, что в Австрии я пью пиво и всячески развлекаюсь, еще стараюсь подтвердить (нострифицировать) свой украинский юридический диплом на юридическом факультете Венского университета. И после этой нелегкой процедуры мой диплом станет признанным в Австрии.


Моим первым устным экзаменом было конституционное право. И это, на самом деле, не самый сложный предмет. Проблема в том, что это было конституционное право Австрии, которое нужно было сдавать на немецком языке.
В аудитории к часу дня собрался весь нострифицирующийся сброд из Восточной Европы: перепуганная девочка из Боснии, заучка из Словакии, девушка из РФ (экзамен она не сдавала, так, пришла посмотреть) и отчаянный парубок из Украины.
Со стороны обвинения выступал профессор Christian Piska. Не смотря на фамилию, это был веселый, доброжелательный, до ужаса болтливый и хорошо выглядящий мужчина средних лет. Каждому студенту полагалось ответить на 3 устных вопроса по теме.
Дабы пойти нам навстречу, экзаменатор предложил задавать вопросы ровно по тому материалу, который студент изучал во время подготовки. В руках у девочек были толстенные рекомендованные кафедрой книги из библиотеки. Я же был вооружен старезной брошюрой откуда-то из 2000-ых, которая досталась мне от знакомой.
По старой школьной традиции профессор вызывал по алфавиту и я очутился в самом низу списка, что позволило в полной мере оценить масштаб бедствия. Нострификанты – это иностранцы, для которых немецкий не родной. Я слышал, что туда приходят люди, которые вообще двух слов связать не могут и на контрасте друг друга есть шанс прорваться в финалисты. Но мои коллеги (так называл нас профессор) были не из таких.
Чертова словачка говорила на отлично поставленном немецком, что логично, ведь каждый словак с рождения мечтает уехать в Австрию. Кроме того, она обладала энциклопедическими знаниями! Такое ощущение, что она просто зазубрила эту толстенную книгу. Профессор остался ей крайне доволен, а я начал немного очковать, но, конечно, не так, как моя новая подруга по несчастью боснийка, которая просто пританцовывала от ужаса неминуемой расправы.
Честь следующим поделиться с профессором своими невероятными знаниями выпала гостье из солнечной Боснии. Девушка решила просто на рисковать с предлогами и падежами в немецком. Профессор по достоинству оценил ее подход, но разговор у них как-то не клеился. В итоге он просто предложил ей рассказать о разнице между конституциями ее страны и Австрии (тут можно нести любую чушь, никто не проверит) и отпустил с миром.
На десерт он приберег крепкого парня. Он так мне и сказал, добавив, что я наверное спортсмен. Расстраивать профессора я не хотел, поэтому кивнул, потрогав свой бицепс. А еще он неожиданно правильно прочитал мое имя, от чего я растаял, но раскисать было нельзя, ведь после милой беседы нужно было блеснуть знаниями и немецким. А в наличии всего этого в своей голове я сомневался.
Стартовая беседа вышла у нас какая-то уж больно дружеская. Мы шутили, девчонки хохотали и профессор наверное подумал, что я как раз тот человек, с которым он обстоятельно побеседует о проблемах конституционного права Австрии, обсудит тот самый процесс в Граце (даже не представляю, что за судебный процесс такой, но мы прошлись и по нему) и вообще закончит этот экзамен на высокой ноте.
Так думал профессор, но я бы лучше даже не переходил от вступительной беседы дальше. Ну, или как максимум, рассказал бы про конституцию Украины (коррупция, беспредел – он бы оценил). Но он хотел от меня знаний, снова и снова.
В какой-то момент, когда мы от какого-то элементарного вопроса забрели в жуткие дебри международного права, я предложил профессору остановиться, т. к. я уже просто не понимаю о чем говорю. Профессор и коллеги в зале оценили мою честность, пробудив очередную дозу смеха и шуток.
Далее профессор задал какой-то совершенно адский вопрос про местное самоуправление небольших общин, ведь я же живу как раз в таком селе, по идее должен знать, но нет. Мы оба согласились что вопрос сложный, но экзаменатор был во мне уверен и предложил разобраться во всем этом. Он даже вспомнил одно русское слово (как бы подсказочка, от которой легче не стало), что вызвало аплодисменты у единственной русскоязычной девушки.
Так или иначе, но по регламенту нам нужно было проговорить хотя бы 15 минут, по прошествии которых мы сошлись на том, что говорить о чем угодно, кроме Конституционного права, выдавая это за ответы на вопросы профессора у меня получается хорошо, что конечно же поможет в моей дальнейшей карьере австрийского юриста. Но вот что касается самого предмета, его знание профессор оценил на самую низкую оценку, которая все-таки позволила мне сдать этот экзамен!
Дай вам бог здоровья, профессор Piska!
Оставалось сдать еще каких-то 8 экзаменов…

Ярослав Зорка

Стиль и орфография автора сохранены.

Присылайте свои истории: austria-story@yandex.ru

Подпишись, чтобы не потеряться!