Российско-украинская война: кому выгодно?

Чем отличается военный сценарий от сценария театрального или телевизионного? Под театральным сценарием всегда стоит подпись его автора, а вот военный сценарий приходится подписывать актерам. Обязательно кровью, чтобы уже не соскочить с темы и не начать нести отсебятину, типа «Давайте жить дружно». Нет уж, нет уж. В сценарии написаны ракетно-бомбовые удары — будь добр заряжать!

А кем написано? Кто автор? Вот авторского автографа под военными сценариями вы не найдете. Авторов придется вычислять. Как вычислять? Да принцип-то простой, известный еще римлянам: Cui prodest? Кому выгодно?

* * *

Итак, первый этап сценария российско-украинской войны завершен. Исполнители главных ролей с обеих сторон поставили свои подписи. Ну, или за них поставили — не принципиально. Собственно, мнение актеров и не должно никого интересовать. Главное, что и с той, и с другой стороны идут сообщения о погибших:

«МВД Украины сообщило о погибших и раненных в результате обстрелов. Как заявил советник главы ведомства Антон Геращенко, жертвы есть в Мариуполе, а также в Одессе, Херсонской и Сумской областях».

«В Минобороне России заявили о жертвах среди гражданского населения в Донбассе из-за обстрелов со стороны Вооруженных сил Украины»

Все, дело сделано. Теперь и русским, и украинцам отвертеться от войны будет значительно труднее. Хотя, может быть, разгорающийся военный конфликт выгоден украинским или российским властвующим элитам?

Да не смешите!

В военно-политическом отношении и российская, и украинская стороны находились последние 8 лет в состоянии цугцванга. То есть, в положении, любое изменение которого можно было осуществить только в худшую сторону. Любой шаг из неустойчивого равновесия вел к ухудшению ситуации. Причем, к ухудшению для обеих сторон.

«Территориальные приобретения» не нужны ни той, ни другой стороне. Ни украинским элитам, ничуть не заинтересованным в возвращении мятежных анклавов с враждебно настроенным населением и разрушенной инфраструктурой. Ни тем более российским элитам, менее всего нуждающимся в страшно дорогостоящей оккупации чужих, к тому же довольно скудно обустроенных, территорий.

И тем, и другим «приращение территории» в действительности просто чудовищно невыгодно. А совместная эксплуатация донецкого уголька за эти восемь лет давно уже налажена — к удовольствию и выгоде с обеих сторон. На кой черт им война?!

И тем не менее, война, будучи не выгодной ни одной из сторон, началась. Почему?

На сегодняшний день при объяснении причин готовящейся (а теперь уже и начавшейся) российско-украинской войны наметилось две линии аргументации: для тупых и для умных.

Поскольку аудитория для первого рода объяснений будет пошире, начнем с них. Общая схема объяснения войны в аргументации для тупых выглядит примерно так: российский Темный Властелин (злобные Бандеровские Националисты) кушать по утрам не может (не могут), пока не зажарит (не зажарят) на завтрак украинского (русского) младенца. И поэтому Его (их) хлебом не корми — дай только войну развязать, чтобы уже попить украинской (русской) кровушки вдосталь.

Что, не верите? Почитайте украинские (российские) СМИ — все так и есть, там врать не будут!

Объяснения причин войны для умных более разнообразны. Что и понятно — ведь и сами умники друг от друга сильно отличаются. Так что общей схемы объяснений тут нет. Но их хотя бы можно обсуждать, с чем-то соглашаться, с чем-то спорить... Как минимум, есть материал для обсуждения.

Возьмем, например, позицию лучшего на сегодняшний день аналитика по украинским делам, Дмитрия Джангирова. Он полагает, что неизбежность конфликта была задана самой логикой расширения империи, в которую вновь превратилась путинская Россия. И не могла не превратиться, ибо имперская роль задается самой географией, а от географии никуда не денешься.

Ну, а зубчики и колесики имперской механики так устроены, - уверен Дмитрий Джангиров, - что с необходимостью требуют расширения до «естественных геополитических пределов». И тут уж хочешь — не хочешь, а расширяйся. Такова геополитическая природа вещей, а против нее не попрешь. Поэтому Путин был просто обречен на «восстановление русского мира», хотел он этого или не хотел.

Да, здесь есть, о чем подискутировать. Более того, с этой логикой можно было бы согласиться, живи мы в 19 — начале 20 веков. Вот только уважаемый аналитик не учитывает простой вещи: имперские технологии тоже меняются. И сегодняшние российские ЧВК в Сирии, Мали или Центрально-Африканской Республике куда больше играют на расширение империи, чем российско-украинский конфликт. Более того, он-то как раз на расширение империи ляжет тяжелейшим бременем, тормозя его непомерными материальными и нематериальными издержками.

Так что, и объяснения для умных, если они апеллируют к мотивам одной из сторон конфликта, тоже попадают пальцем в небо. И украинским, и российским властвующим элитам российско-украинская война — нож в печень. Да только кто же их спрашивает? Надо, ребятушки, надо! Автор думал, слова подбирал... Написано война, значит война!

* * *

Понять необходимость российско-украинской войны можно только — подчеркну, только! - из глобального контекста развития текущего мирового кризиса. Ибо из местных, локальных причин она просто не выводится. Ну нет на месте причин для ее возникновения. А вот как кусочек в глобальной мозаике мирового кризиса русско-украинская война просто абсолютно необходима.

Для понимания: глобальные мировые кризисы (и сопутствующие им мировые войны) всегда связаны с кризисом мирового гегемона. С решением вопроса: сохранит ли мировой гегемон за собой доминирующую позицию, или его сменит на этом посту новый мировой гегемон? Причем, истории известны оба варианта развития событий — как сохранения гегемонии за действующим держателем титула, так и его смещение с пьедестала.

Скажем, англо-французские войны 18 века, французская революция и наполеоновские войны (а это — звенья одной цепи) завершились закатом «Века Франции», и лаврами мирового гегемона увенчала себя Британская империя. А вот первая мировая война, где решался вопрос о том, сумеет ли германский претендент на мировую гегемонию потеснить Британию с первого места, закончилась для претендента неудачно. Британия устояла на позиции №1.

Которую, впрочем, потеряла по результатам второй мировой войны, уступив ее США. Собственно, вторую мировую войну правильнее было бы рассматривать как войну между «американскими» и «британскими» имперскими элитами (и то, и другое — условно, ибо обе эти элитные группы были уже мировыми транснациональными системами, имеющими к тому же разветвленные пятые колонны и в элитных группах на территории друг друга). Немцы же и русские выступали не более, чем пушечным мясом в этой невидимой глазу войне.

Аналогичная ситуация складывается и сегодня. Жесточайший структурный кризис уже более тридцати лет накапливается в экономике мирового гегемона. Причем, серия временных решений, оттягивающих его окончательно разрешение, привела к тому, что сегодня кризис долларовой экономики может быть решен только через катастрофу. Подробнее об этом читаем у Хазина. Там, где он не занят апологией Путина, он вполне адекватен. И его выкладкам по неминуемому краху долларовых экономических механизмов можно доверять.

Но ведь очевидно, что свято место пусто не бывает. Предынфарктное состояние мирового гегемона — сигнал претендентам. Эй, пока престарелый гегемон разбирается со своими болячками, открываются интересные возможности! Корона-то как бы не бесхозная!

Какова конфигурация мирового гегемона сегодня? Разумеется, это давно уже не какая-то отдельная страна — мировой гегемон давно транснационален. Если представить его как гигантскую международную фабрику, то производственные цеха этой фабрики находятся преимущественно в Китае, а вот заводоуправление, бухгалтерия, конструкторские бюро, отделы маркетинга, продаж и т. д., а также служба безопасности — преимущественно в США. В США же находится и основной рынок сбыта.

Нерешаемый кризис в американской долларовой «бухгалтерии» привел к серьезным финансовым перекосам в отношениях между китайскими «цехами» и американским «заводоуправлением». А кредитная накачка американского потребительского спроса привела к такому долговому навесу на американских домохозяйствах, что и роль США как главного рынка сбыта поставлена под вопрос. Короче, США выпадают из конфигурации мирового гегемона и как «заводоуправление», и как рынок сбыта.

Может ли Китай стать самостоятельным мировым гегемоном? Однозначно нет. Кто-то из китаистов говорит, что китайцы никогда не смогут играть роль генератора технических инноваций, кто-то утверждает, что не смогут лишь на текущем этапе развития китайского социума. Ясно одно: как минимум при жизни текущего поколения Китай будет нуждаться во внешнем «Заводоуправлении» и, самое главное, в «Конструкторском бюро». А также, разумеется, во внешних рынках сбыта.

Если США выпадает из этой конструкции, то кто сможет сыграть для Китая роль «Заводоуправления», «Конструкторского бюро» и рынка сбыта? Ответ очевиден — только Европа! Другого претендента на земле просто нет. Европейские капиталы, европейские технические инновации и европейский рынок сбыта.

То есть, старый мировой гегемон в конфигурации США-Китай может уступить место новому мировому гегемону в конфигурации Европа-Китай.

Очевидно, что этому процессу будут сопротивляться те американские и китайские элиты, что стали главными выгодоприобретателями при конфигурации мирового гегемона США-Китай. А уж возможностей-то у хоть и тяжко больного, но все еще действующего мирового гегемона более чем достаточно.

Ключевая задача здесь — контроль и при необходимости блокирование транзитных коммуникаций между Китаем и Европой. Самые узкие точки морского транзита — это Южно-Китайское море и Суэцкий канал. И мы видим постоянное балансирование на грани войны в Южно-Китайском море. А контейнеровоз «Эвер Гивен» показал, как легко можно блокировать китайско-европейский транзит в Суэцком канале.

Разумеется, Китай ищет сухопутные транзитные трассы, недоступные морской силе ныне действующего гегемона. «Великий Шелковый Путь» 21 века. С Пекинской Олимпиады польский президент Анджей Дуда приехал с проектом китайско-польского логистического хаба, который должен стать завершением транзитной линии Китай-Европа и пройти через... уп-с, через Украину не получится. Тут, извините, как раз нечаянно случилась война. Которая будет длиться как можно дольше, формируя зону военной нестабильности на транзитных путях из Китая в Европу.

Престарелый гегемон будет делать все, чтобы не допустить формирования нового мирового гегемона в конфигурации Европа-Китай. Стратегия противодействия — война на коммуникациях. И российско-украинская война — часть этой стратегии. Сделать эту часть территории непроходимой для шелкового пути 21 века. Ничего личного, бизнес.

Фактически, это удар по Европе и удар по Китаю. А русские и украинцы — так, не более чем пушечное мясо, необходимое для организации процесса. Создать зону нестабильности и держать ее как можно дольше, пока престарелый гегемон не разберется со своими болячками и не пересоберет себя в новой конфигурации.

Вероятнее всего, теперь уже в чисто англосаксонской конфигурации AUKUS – Австралия/Великобритания/США. Но до этого еще далеко.

Так что сейчас и в обозримом будущем будет война на коммуникациях Европа-Китай. Уж что-что, а дергать за ниточки по всему миру действующий гегемон научился отлично. Да и ниточек этих по всему миру он накопил за годы своей гегемонии более чем достаточно. А российско-украинский конфликт — ну что российско-украинский конфликт? Всего лишь одна из горячих точек этой большой мировой войны.

Фото:  © REUTERS
Материалы www.austria-today.ru могут содержать оценки авторов материалов, не отражающие позицию редакции austria-today.ru

 

Поделитесь материалом

Еще материалы для Вас:
Наверх