Минутка конспирологии, или кто такая WKStA?

WKStA, она же Прокуратура по экономическим и коррупционным преступлениям, последние годы не сходит с первых страниц австрийской печати:

  • Дело Ибицы, развалившее весьма многообещающую правящую коалицию ÖVP и FPÖ и отправившее в политическое небытие шефа FPÖ Хайнца-Кристиана Штрахе.

  • Коррупционный скандал вокруг канцлера Курца, отправивший в политическое небытие уже его.

  • Трехлетняя компания против BVT - Федерального управления защиты конституции и борьбы с терроризмом, завязавшего слишком уж тесные связи с FPÖ.... Компания, в конечном итоге завершившаяся ликвидацией BVT.

Вот лишь самые громкие дела WKStA. А ведь есть и менее громкие. Например, дело против министра финансов Йозефа Прёлля. Дело против министра финансов Хартвига Лёгера. Дело против министра финансов Гернота Блюмеля. Всех этих достойных граждан объединяет одно: все они на сегодняшний день уже бывшие министры.

Не пора ли подробнее познакомиться с силовой структурой, столь эффективно перекраивающей политический ландшафт в самом центре Европы?

Учреждена была Прокуратура по экономическим и коррупционным преступлениям 1 сентября 2011 года. Памятная дата. В такой же день 1 сентября началась, как мы помним, Вторая мировая война. Но не будем о грустном.

С декабря 2012 года и по сей день руководит грозным ведомством железная фрау австрийской юстиции Ильзе-Мария Врабль-Санда. Руководит более чем успешно. Канцлеры и вице-канцлеры Австрийской республики падают, словно кегли под ударами умелого игрока — стоит лишь обратить на них задумчивый взгляд ее мудрых и много повидавших глаз. А уж простые министры и подавно не имеют против нее никаких шансов. 

Наградим заслуженным аплодисментами столь эффективно действующую силовую структуру. А потом спросим: что, разве обычные прокуратуры не могут бороться с коррупцией и экономическими преступлениями? Разве это не одна из главных задач Генеральной прокуратуры и земельных прокуратур? Зачем нужно было создавать для борьбы с коррупцией отдельную специальную прокуратуру?

Ответ простой: надо! Гораздо труднее ответить — кому именно надо? Но мы попробуем.

Началось все на рубеже веков, когда ООН вдруг резко озадачилась борьбой с коррупцией и залпом выстрелила с полдюжины конвенций, дополнительных протоколов к ним, а также резолюций и рекомендаций. И все о борьбе с коррупцией.

Дальше — больше. Плюньте в глаза тому, кто вам скажет о неповоротливости международной бюрократии! Когда ей что-то нужно, она способна действовать молниеносно. Почти в унисон с ООН, то есть прямо в 1999 году Совет Европы учреждает GRECO - Группу государств по борьбе с коррупцией. Участниками группы, что характерно, становятся не только государства, входящие в Совет Европы — а вообще все, кто угодно. За несколько лет количество членов GRECO достигает 50 штук. И неважно, кто ты — Казахстан с Албанией или США с Германией, но в борьбе с коррупцией будь добр участвовать!

Естественно, Австрия, начинаясь на букву «А», находится во главе списка участников.

Дальше начинается работа по формированию национальных институтов, коим предстоит бороться с коррупцией. Институтов, как говаривал вождь мирового пролетариата, «национальных по форме и социалистических по содержанию». Пардон, заболтался! Не «социалистических», конечно же. А тогда каких?

Главное требование к ним — полная и абсолютная независимость от каких бы то ни было местных национальных элит. Чтобы ни-ни! Никакой привязки к родной сторонушке! Чтобы даже слово такое забыли: «местные групповые интересы».

В Австрии-то с этим справились быстро — потребовалось меньше полутора лет и всего лишь одна перетряска личного состава. И все заработало, да оно и понятно: цивилизация, орднунг...

А вот в той же Молдове, например, пришлось с этим попыхтеть. Тамошний «Национальный центр по борьбе с коррупцией» создали в 2002 году. А потом только за первые десять лет случилось 9 реформирований и структурных реорганизаций. За это же время сменилось пять директоров. Ну, дикие люди, трудно им было от «тутошних антиресов» отрешиться.

На Украине та же история. Все силовики с головой увязли в местных раскладах. Кем национальное антикоррупционное бюро  комплектовать? Дело дошло до того, что пришлось специально в законе особо оговаривать запрет на прием в штат сотрудников, которые в течение пяти лет до этого работали в отечественных антикоррупционных органах. Ненадежны-с! Даже целый еврокомиссар по вопросам юстиции приезжала в Киев , госпожа Вера Йоурова. Недовольство выражала, дескать Верховная Рада Украины при принятии законов о запуске Национального антикоррупционного бюро так их извратила, что этот орган де факто перестал быть независимым и получил четкую связь со «старой прокуратурой».

А этого — низь-зя-я-я... Никакой связи и никакой зависимости от местных элит — такова суть новых антикоррупционных институтов, насаждаемых в течение первых двух десятилетий текущего века в Европе, странах бывшего СССР, да и не только.

И здесь нужно сделать остановку и поразмыслить. Если мы отвлечемся от сказок о какающих радугой розовых пони, то сразу сообразим простую вещь. Любая прокуратура, любое аникоррупционное бюро, да вообще любой силовой орган — это всегда инструмент, находящийся в руках той или иной властвующей элиты. По другому в природе просто не бывает.

И если этот инструмент не находится в руках местных национальных элит, то в чьих же руках он находится? В руках Брюсселя? Не стоит так грустно шутить. Если брюссельские евробюрократы сумеют не запутаться в домашних шлепанцах и правильно распределят их по правой и левой ноге — это уже большой успех! Но требовать от них чего-то большего просто жестоко...

В декабре 2021 года увидела свет, наконец, Национальная стратегия США по противодействию коррупции (United States Strategy on Countering CorruptionЕжели кто-то думает, что эта стратегия описывает правила удушения национальной американской коррупции, то он здорово ошибается. Весь документ пронизан транснациональными мотивами. Работа с «внешними партнерами». Обмен информацией «в рамках международного взаимодействия». Влияние коррупции «как транснационального явления». Укрепление «международного партнерства».  Противодействие «транснациональным аспектам коррупции». Расширение сотрудничества «с правоохранительными органами других стран». И прочее в том же духе. "Национальная" стратегия США - это борьба с коррупцией по всему миру. 

Кроме написания стратегий, ведется и практическая работа. В ФБР с 2021 года появилось три новых отдела, один из них курирует антикоррупционную работу в Восточной Европе, странах Балтии и постсоветском пространстве. Напомним, что в 2019 году аналогичный отдел был создан для Латинской Америки.

Фактически, «борьба с коррупцией» стала тем новым поводком, который транснациональные элиты, группирующиеся вокруг Демократической партии США, намерены накинуть на мир взамен поистрепавшихся старых.

Старый заслуженный поводок в виде Борьбы за Права Человека свое уже отработал. И сегодня вообще никого не впечатляет! Особенно в условиях, когда самим «борцам» приходится идти на все более и более массовые нарушения этих самых прав человека. В перспективе — вплоть до полной их ликвидации.

Другой поводок, Борьба с Международным Терроризмом тоже изрядно обветшал и вызывает слишком мало доверия. Уж очень очевидно, что с международным терроризмом правой рукой борются в основном те, кто его левой рукой организует и финансирует.

А вот Борьба с Коррупцией — самое то, и ново, и свежо, и интересно! И людям пока еще не надоело. То есть, отлично оправдывает создание практически экстерриториальных силовых структур на национальных территориях.

Фактически, специализированные антикоррупционные силовые структуры становятся инструментом контроля над национальными элитами со стороны элит транснациональных. Их главной  задачей является:

А

Дискредитация национально ориентированных политических групп путем организации крупномасштабных  коррупционных скандалов. В Австрии такой политической группой стала в первую очередь FPÖ – старейшая и наиболее политически раскрученная право-консервативная национально ориентированная партия Европы. Партия, подошедшая под руководством Штрахе к опасному (для глобалистов) порогу реального участия в государственном управлении.

Второй по очередности, но не по важности, целью явилась ÖVP Курца - именно Курца. Ибо он стал знаменем сильного дрейфа Народной партии вправо, в сторону FPÖ. Не случайно Курц, будучи еще госсекретарем по делам интеграции, фактически перехватил повестку FPÖ в отношении миграционной политики. Тандем Курц-Штрахе практически гарантированно выводил Австрию из сферы влияния сконцентрировавшейся вокруг демпартии США международной глобальной мафии.

И вот оба лидера выбиты из австрийской политической обоймы, а Австрия превратилась из потенциального бунтаря в самого примерного участника всех глобалистских афер. Начиная с климатической аферы, и заканчивая аферой коронавирусной. Можно констатировать, что здесь WKStA, руководимая Ильзе-Марией Врабль-Санда, сработала на отлично!

Б

Ликвидация любой смычки национально ориентированных элит с силовыми структурами. Ведь только наличие силового аппарата превращает элитную группу в полноценный политический субъект. В Австрии такой силовой структурой мало-помалу становилось BVT, Федеральное управление по защите конституции и борьбе с терроризмом. Его усиливающиеся контакты с политиками из FPÖ в перспективе превращали ведомство в силовое крыло этой политической партии.

Но до этого не дошло.

Компания против BVT, открытая в 2018 году обысками в кабинетах и жилищах руководителей BVT по выдвинутым со стороны WKStA обвинениям в превышении полномочий и злоупотреблении служебным положением, закончилась «венским расстрелом» 2021 года. BVT было расформировано как не справившееся с антитеррористической деятельностью. И вот я совсем не удивлюсь, если однажды выяснится, что убитый при задержании «сторонник исламского государства», застреливший четверых венцев и тяжело ранивший еще двадцать три  человека, был подготовлен и выведен на позиции агентами WKStA или их международными партнерами. В сегодняшней политике это просто стандартный ход. Как бы то ни было, но и вторая часть главной задачи была с роспуском BVT блестяще решена. Право-консервативные политические элиты Австрии остались без силовой поддержки. Голенькими. 

Так что, и здесь в табель WKStAН можно ставить высший балл. Главная задача по выпалыванию местной политической грядки выполнена. Ну, а в промежутках между акциями, направленными на решение главной задачи, можно и с коррупцией побороться. Почему нет — дело-то хорошее, да и люди оценят!

Так что же такое WKStA, Прокуратура по экономическим и коррупционным преступлениям? По моему сугубо неправильному мнению, это австрийская ячейка глобальной силовой сети, предназначенная для осуществления контроля над местными элитами со стороны элит транснациональных. Тех самых, которые сильно упрощенно именуются «американскими». Не американские они, ибо отечества не имеют и в случае необходимости пожертвуют заокеанской территорией временного базирования столь же легко, как и любой другой территорией земного шара.

На фото: Ильзе-Мария Врабль-Санда, шеф WKStA с 2012 года

Фото:  © APA/HANS HLAUS TECHT
Материалы www.austria-today.ru могут содержать оценки авторов материалов, не отражающие позицию редакции austria-today.ru

 

Поделитесь материалом

Еще материалы для Вас:
Наверх